Методика предельных смыслов

Материал Psylab.info - энциклопедии психодиагностики
Версия от 14:13, 7 июля 2014; Hlodwig Fisher (обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Описание методики

Методика предельных смыслов была разработана автором в попытках найти новые, нетрадиционные подходы к эмпирическому изучению и диагностике таких трудно поддающихся анализу структур субъективной реальности, как динамические смысловые системы сознания. В методике был воплощен сравнительно новый методический прием изучения смысловых систем через их отражение в индивидуальном мировоззрении.

Теоретические основы

Теоретическими основами методики является представление автора о динамических смысловых системах и мировоззрении личности.

Динамическая смысловая система рассматривается как «то, чем была бы личность, если бы у нее была только одна всепоглощающая страсть, интерес, направленность, исключающая все остальное, то есть личность, характеризующаяся «внутренне простым жизненным миром», по Ф.Е. Василюку. «Обычно личность складывается из нескольких динамических смысловых систем. А.Н. Леонтьев говорит в этой связи о «многовершинности» мотивационной сферы личности и о борьбе между собой разных систем жизненных отношений.

Структура динамических смысловых систем, отражающих устойчивую иерархию отношений субъекта с миром, может проецироваться в сознание непосредственно — в форме самосознания, образа Я, — либо более опосредовано — в форме структур мировоззрения, которые также выполняют функцию самосознания субъекта. Мировоззрение всегда несет на себе глубоко своеобразный отпечаток индивидуально-личностных особенностей, знания о мире образуют в нем сплав с убеждениями, не всегда отчетливыми представлениями и бессознательными схематизмами и стереотипами.

В мировоззрении личности следует различать 4 аспекта. Содержательный аспект мировоззрения характеризует содержание тех эксплицитных или имплицитных постулатов, на которых строится представление субъекта о закономерностях, действующих в мире. Ценностный аспект характеризует систему идеалов, задающих представления о том, каким мир должен быть или стать в результате естественной эволюции либо управляемого развития, и с которыми субъект сопоставляет существующее положение вещей. Структурный аспект характеризует особенности психологической организации отдельных мировоззренческих постулатов в более или менее связное целое. Так, индивидуальное мировоззрение может быть связным, хорошо структурированным и интегрированным, непротиворечивым, или же фрагментарным, неструктурированным, плохо осознанным и в силу этого несущим в себе множество противоречий. В структурный анализ входит также выделение относительно автономных подсистем мировоззрения, характеристика их иерархической или иной организации и связей между ними. Функциональный аспект характеризует степень и характер влияния мировоззренческих структур на восприятие и осмысление человеком действительности и на его поступки. Это влияние может быть прямым или опосредованным, осознанным или неосознанным, жестким или мягким. Необходимо также различать мировоззренческие представления, относящиеся к разным сферам или пластам действительности, которые они охватывают: гносеология, космология, неживая природа, живая природа, человек, общество и др.

Мировоззрение личности удобно изучать как проекцию ее глубинной смысловой структуры по двум причинам. Во-первых, мировоззрение представляет собой форму синтеза, взаимопроникновения познания реальности и ее осмысления, оно пропитано смыслом, воспроизводит явления действительности прежде всего в их не объективных, а смысловых связях. Во-вторых, отличительной чертой мировоззрения является его претензия «выражать общечеловеческую точку зрения и позицию. Это значит, что в важнейших смысложизненных (а стало быть, и мировоззренческих вопросах) любой... субъект мировоззрения склонен обосновывать свою позицию как всеобщее требование, вытекающие из сущности человека или мирового порядка вещей».

Процедура проведения

Методика предельных смыслов является индивидуальной по форме проведения и диалогической по своей природе. Она не требует никакого оборудования или специальных бланков, кроме карандаша с бумагой, на которую экспериментатор будет записывать ход диалога. Методическая процедура представляет собой структурированную серию вопросов и ответов. Вопросы, задаваемые экспериментатором, имеют вид: «Зачем люди делают то-то?». Первый вопрос обычно задается по отношению к каким-либо повседневным занятиям, например «Зачем люди смотрят телевизор?» Ответ должен соответствовать вопросу, то есть начинаться со «чтобы...», но не «потому что...» Как правило, бывает несколько ответов, например: «Чтобы отдохнуть», «Чтобы знать, что происходит вокруг», «Чтобы не думать». Записав все ответы, экспериментатор задает следующий вопрос: «А зачем людям отдыхать?» — «Чтобы восстановить силы.» — «А зачем восстанавливать силы?» — «Чтобы успешнее трудиться.» — «А зачем успешнее трудиться?» и т.д. Словесные формулировки смыслов, данные в ответ на вопрос «Зачем?», мы называем категориями. Примеры категорий из вышеприведенного примера: «отдыхать», «не думать», «знать, что происходит вокруг», «восстанавливать силы» и т. д. За исключением исходной категории, задаваемой в первом вопросе, в каждом последующем фигурирует категория, данная испытуемым в ответ на предыдущий вопрос.

Цепь кончается при выявлении предельного смысла, дальше которого испытуемый уже не в состоянии ответить на вопрос «зачем?», реагируя либо тавтологией («Жить, чтобы жить»), либо ссылкой на природу человека, устройство мира и т. п. Часто встречаются псевдопредельные смыслы – категории, вопрос о смысле которых ставит испытуемого в тупик, и он просто отказывается отвечать. Опыт показывает, однако, что настойчивость экспериментатора часто позволяет испытуемому преодолеть этот барьер и выйти на новый уровень осмысления. Можно использовать при этом стимулирующие высказывания типа: «Я и не жду, что у Вас есть сразу готовый ответ, подумайте немного».

Выйдя на предельный смысл и удостоверившись в этом, экспериментатор возвращается к оставленным на предыдущих этапах разветвлениям ответов: «Зачем людям знать, что происходит вокруг?» и аналогичным образом прослеживает их до предельного смысла. Эта процедура повторяется со всеми категориями, которые назывались испытуемым на каком-либо этапе беседы. Хотя количество ответов на каждый вопрос инструкцией не ограничивается, уже после второго-третьего шага испытуемые, за редкими исключениями, дают единственный ответ на каждый вопрос, что подтверждает проективный характер ответов. Нередко новые цепи вливаются в уже имеющиеся. Если испытуемый дал в ответ на один из вопросов категорию, которая уже ранее встречалась, рекомендуется все равно задать к ней вопрос «Зачем?». «Зачем люди едят?» — «Чтобы восстановить силы». — «А зачем восстанавливать силы?» Если будет воспроизведен ответ «Чтобы успешнее трудиться», можно на этом остановиться; новая цепь просто влилась в уже существующую. Испытуемый, однако, может ответить иначе, и тогда диалог следует продолжить до нового предельного смысла. Встречаются тавтологические круги, например: «Зачем людям выделяться?» — «Чтобы их запомнили». — «А зачем им, чтобы их запомнили?» — «Чтобы не быть забытыми». — «А зачем не быть забытыми?» — «Чтобы запомнили». Разорвать такой круг можно вопросом: «А зачем людям, чтобы их запомнили и не забыли?».

После прослеживания всех упомянутых испытуемым категорий до конца процедура повторяется заново, уже с другой категорией в качестве исходной: «Зачем люди играют в футбол, едят, пьют, лгут, убивают, путешествуют, пишут диссертации, занимаются любовью...». Сам выбор этих исходных категорий не особенно важен, поскольку уже через 1-—2 шага испытуемые отрываются от конкретных занятий и выходят на общие смыслы. Количество исходных категорий и их конкретный набор можно варьировать, исходя из задач исследования и в зависимости от его протекания. При наличии у испытуемого разветвленного, структурированного мировоззрения даже после часа работы и 40—50 полученных категорий оно может быть отнюдь не исчерпано, хотя такой объем материала вполне достаточен для обработки и анализа. С другой стороны, из многих испытуемых не удается вытянуть больше, чем 10—12 неповторяющихся смыслов. Даже при самой низкой продуктивности испытуемых нет смысла использовать более 4 исходных категорий, а при высокой достаточно и одной.

Интерпретация

После получения необходимого объема информации экспериментатор строит граф, или древо, выявленных в ходе диалога с испытуемым смысловых категорий, в вершине которого находятся предельные смыслы. Смысловое древо может напоминать настоящее дерево, имея вид связной единой системы с одним или несколькими предельными смыслами, но может и выглядеть как набор несвязанных между собой цепочек с разными предельными смыслами. Определим основные понятия, используемые при анализе этого смыслового древа:

  • смысловая категория — словесная формулировка, используемая для ответа на вопрос «Зачем?»;
  • цепь — линейная последовательность смысловых категорий, обосновывающих друг друга;
  • предельная категория или предельный смысл — конечная категория в цепи, которая уже не может получить дальнейшее обоснование через вопрос «Зачем?»;
  • узловая категория, или узловой смысл — категория, служащая обоснованием более чем одной нижележащей категории, то есть точка, в которой несколько цепей сливаются в одну;
  • исходная категория — категория, вводимая экспериментатором в первом вопросе «Зачем?».

Обработка смыслового древа производится тремя способами: структурным анализом, содержательным или контент-анализом и проективным анализом.

Структурный анализ

направлен на выявление индивидуальных особенностей структуры смыслового древа. Эта структура может быть описана с помощью следующих количественных индикаторов:

  1. Абсолютное число предельных категорий (N (ПК)).
  2. Абсолютное число узловых категорий (N (УК)), т.е. категорий, фигурирующих как ответы на два или более вопроса «зачем», что в графическом представлении выглядит как разветвление цепи смысловых связей от данной категории вниз на несколько цепочек.
  3. Индекс связности полученной структуры (ИСв), определяемый как отношение числа узловых категорий к числу предельных. Очевидно, что минимальное значение этого индекса (0) будет соответствовать наличию ряда изолированных друг от друга линейных цепей связей; большие значения будут соответствовать обильно ветвящейся древовидной структуре связей, сходящихся к одному предельному смыслу.
  4. Абсолютное число всех сформулированных испытуемым неповторяющихся категорий.
  5. Средняя длина цепей (С.д.ц.), исчисляемая как среднее арифметическое длин всех возможных путей (с учетом всех разветвлений) от исходных к предельным категориям.
  6. Продуктивность, определяемая как отношение общего абсолютного числа неповторяющихся категорий, названных испытуемым, к числу исходных категорий.

Структурные индикаторы в совокупности отражают степень зрелости и развитости индивидуального мировоззрения. Сформированное мировоззрение отличается, в частности, большим количеством узловых категорий и, соответственно, большей связностью, большей средней длиной цепей и более высокой продуктивностью.

Контент-анализ

Контент-анализ направлен на выявление сравнительной частоты встречаемости в протоколах тех или иных типов категорий. Мы выделили три специфических типа категорий и три соответствующих им контент-аналитических или содержательных количественных индикатора:

  • А. Индекс децентрации (ИД) определяется как удельный вес в индивидуальном протоколе категорий, субъектом действия в которых выступают другие люди («Чтобы потомки помнили», «Чтобы дети жили лучше», «Чтобы близкие не страдали», и т.п.). Индекс децентрации, как нам кажется, соответствует тому, в какой степени для субъекта собственное Я выступает абсолютным смысловым центром мира. Даже в норме не так уж редко встречаются протоколы, в которых нет ни одной децентрированной категории. Можно полагать, что в этих случаях мы имеем дело с людьми, которые не соотносят свои помыслы и действия с интересами других людей — для них просто не существует чужих проблем и интересов, иного отношения к жизни, чем их собственное. Там, где децентрированные категории присутствуют, их удельный вес обычно колеблется около 10%. (Примерно такова же обычно доля рефлексивных и негативных категорий.) Чаще всего это бывает ссылкой на абстрактных «других», несколько реже — на детей, внуков, потомков, иногда — на «близких», «окружающих». Присутствие категорий такого рода мы рассматриваем как свидетельство того, что человек рассматривает свою жизнь в контексте жизни других людей и во взаимосвязи с ними.
  • Б. Индекс рефлексивности (ИР) определяется как удельный вес категорий, описывающих не практическое действие, а психическое отражение («Чтобы ощущать себя в безопасности», «Чтобы знать, что происходит вокруг», «Чтобы начальство ценило» и т.п.). К рефлексивным категориям мы относим только те, где указано, пусть в самом общем виде, содержание соответствующих ментальных процессов, так, например, категория «Знать больше других» рефлексивной не является. Индекс рефлексивности назван так условно. Категории, которые мы характеризуем как рефлексивные, не обязательно имеют отношение к рефлексии в строгом смысле слова. Общий объединяющий их признак – это то, что все они описывают те или иные акты сознания в широком смысле слова, как собственно интеллектуально-рефлексивные (знать, понимать, сознавать), так и непосредственно-чувственные (чувствовать, ощущать, помнить, не забывать). Их присутствие интерпретируется как развитость внутреннего мира, осознание собственного ментально¬го функционирования. Отсутствие категорий такого рода мы рас¬сматриваем как симптом нарушения регуляторных функций сознания по отношению к практической деятельности. Слишком большое число подобных категорий должно, напротив, рассматри¬ваться как признак чрезмерной интеллектуализации действия, застревания на стадии планирования и обдумывания и наличия трудностей в переходе от замысла к воплощению.
  • В. Индекс неготовности (ИН) определяется как удельный вес категорий, выражающих прямое отрицание («Чтобы не опасаться будущего», «Чтобы близкие не страдали», «Чтобы не остаться одному»). При этом мы не относим к негативным категории, в которых отрицание не выражено грамматически, хотя по смыслу оно может и присутствовать: «Чтобы избежать трудностей», «Чтобы минимизировать активность». Индекс негативности отражает, на наш взгляд, гомеостатическую ориентацию личности. Обосновывая человеческие действия необходимостью уйти от каких-то других действий или переживаний, человек проявляет тем самым склонность к ограничению всякой активности, не вызванной ситуативной необходимостью. Можно предположить, что этот паттерн защитного поведения характерен для ряда невротических заболеваний; мы, однако, не располагаем данными, позволяющими это эмпирически обосновать.

Интерпретация всех трех перечисленных индикаторов имеет гипотетический характер, поскольку мы не располагаем данными, позволяющими валидизировать эти индикаторы.

Содержательный анализ

Содержательный анализ данных методики предельных смыслов представляет собой интерпретацию полученных смысловых цепей и структур в аспекте отражения в них глубинных личностных особенностей смысловой сферы испытуемых. Насколько можно судить по прямым оценкам и косвенно выраженному отношению испытуемых к методике, эта информация действительно характеризует некоторые основополагающие паттерны мировоззрения и личности. На сегодняшний день нет стандартной инструкции и процедуры проективного анализа методики предельных смыслов; его можно осуществлять по аналогии с другими вербальными проективными техниками, например, завершения неоконченных предложений или Тематико-апперцептивный тест. Вместе с тем разработка такой более или менее стандартизованной процедуры представляется перспективной задачей и, возможно, будет осуществлена в будущем.